Гигантские дипротодоны мигрировали по Австралии в плейстоцене

Австралия когда-то была домом для гигантских доисторических сумчатых. На протяжении Ледникового периода огромные вомбаты, коалы и прочие животные совершали ежегодные сезонные миграции по континенту. Очередное исследование о сезонных перемещениях мегафауны опубликовано в журнале Proceedings of the Royal Society of London B

На протяжении многих лет палеонтологи изучают месторождения ископаемых на юго-востоке штата Квинсленд близ городка Дарлинг Даунс. Оно описывается как «огромное кладбище» гигантских травоядных и плотоядных животных эпохи плейстоцена (период от 1,6 млн. До 10 тыс. лет назад). Эти ныне вымершие животные (сумчатые, рептилии, птицы) обычно называют мегафауной.

Разнообразие дикой природы Ледникового периода Дарлинг Даунса было невероятным. Оно включало в себя настоящих рекордсменов, таких как: мегалания (Varanus priscus), самая большая ядовитая ящерица за всю историю Земли; сумчатый лев (Thylacoleo carnifex), крупнейший австралийский хищник и повелитель плейстоцена; огромный вомбат дипротодон (Diprotodon optatum) самое крупное сумчатое животное планеты весом до 2800 кг.

Какова была жизнь в Дарлинг Даунс во время ледникового периода? В исследовании Гилберта Прайса, Кайла Фергюссона и их коллег из Квинслендского Университета основное внимание уделяется реконструкции палеобиологии и палеоэкологии Дипротодона. Эта работа приближает нас к раскрытию тайн «австралийской Серенгетии».

Дипротодон является одним из первых австралийских животных, описанных на основе окаменелостей. Тем не менее, о нем известно еще очень мало. Летопись окаменелостей говорит нам, что это был самый распространенный вид мегафауны, а также один из последних выживших.

Зубы ископаемых животных всегда дают большой объем информации об их рационе и взаимоотношениях с другими видами. Ученые из Квинсленда изучали зубы Дипротодона. Из нескольких ископаемых верхних резцов были взяты образцы эмали и отправлены на геохимические исследования.

Старая поговорка «вы есть то, что вы едите» здесь оказалась абсолютно верна, поскольку химический состав того, что потребляет организм, буквально фиксируется во время образования и затвердевания зубов. Но так же верно и другое: «вы есть там, где вы едите». Особенно это актуально для травоядных. Геохимия почв, на которых растут поглощаемые ими корма, сказывается на зубах. Если конкретный химический состав пласта эмали резко изменяется, значит, животному в продолжении его жизни приходилось питаться в различных геологические районах. То есть, мигрировать.

Как и бивни слона, передние резцы Дипротодона никогда не переставали расти на протяжении всей его жизни. Выборка ученых выявила сезонные изменения в потреблении пищи и воды, и не только. Выяснилось, что Дипротодон «посещал» различные геологические провинции.

Полученные данные ясно показывают, что Дипротодон осуществлял сезонные миграции. Он перемещался вслед за предпочтительным источником пищи из года в год по обширному геологическому району Дарлинг Даунс. Маршрут пролегал приблизительно с севера на юг и обратно, всего до 124 миль (200 км) в год. Такие ежегодные «путешествия» сейчас совершают многие травоядные Восточной Африки. Подобно своим африканским дальним родственникам, Дипротодон передвигался в стадах или мобильных группах.

Неизвестны никакие другие сумчатые, живые или вымершие, которые совершали бы подобные миграции. Во всем инфраклассе метатериев, существующем более 160 млн лет не нашлось другого вида, который перемещался бы по континенту вслед за источником питания. По данным группы из Квинсленда, такая миграция является экологическим явлением, исчезнувшим в Австралии после плейстоцена и потепления на планете.

Потенциальный коллапс современных экосистем, содержащих мигрирующие организмы, все больше волнует экологов и природоохранных организаций. Кроме опасений о сохранности видов, ученых беспокоят также возможные детонационные эффекты.

Возьмем уникальную и драгоценную для нашей планеты экосистему Серенгетии. В ней мигрирующие относительно крупные травоядные животные, такие как зебра и гну, являются краеугольным камнем. От миграции стад зависит благополучие других организмов и условия окружающей среды на обширных территориях. Что произойдет, если эти животные исчезнут, и миграционные коридоры Серенгети перестанут действовать? Приведет ли это привести к широкомасштабному разрушению экосистем и дальнейшему исчезновению видов? Австралия эпохи плейстоцена может служить естественным экспериментальным полем для понимания того, что же может произойти.

В летописи окаменелостей описывается, как предыдущая экосистема трансформируется в текущую и т.д. Но, чтобы прочитать эту летопись и оформить надлежащие выводы необходимо больше исследований. История Земли между Ледниковым периодом и сегодняшним днем остается невероятно неоднородной и малоизученной. Мы просто не представляем последствий краха доисторических экосистем плейстоцена.

Поделиться с друзьями: