Парк Юрского периода пришлось бы наполнить страусами и аллигаторами

К сожалению ни трицератопса ни тираннозавра мы никогда не увидим вживую

Динозавры давно исчезли, но наши мечты об их возвращении в мир отказываются умирать. Однако, последние исследования говорят о том, что нам придется довольствоваться воскрешением недавно вымерших видов. Сможем ли мы когда-нибудь вернуть динозавров? Несмотря на то, что ученые неоднократно говорили «нет», вопрос задается снова и снова. Несколько исследований, казалось, обещали нам реальную возможность создания парка Юрского периода, но все они оказались фейковыми.

В этом месяце команда из Манчестерского университета и Национального музея Шотландии забила еще один гвоздь в гроб идеи клонирования динозавров. Парк юрского периода, которого так ждут мечтатели, вряд ли когда-нибудь откроет свои двери. А если и откроет, то он будет полон страусов, аллигаторов и цыплят.

В 2005 году казалось бы случился прорыв: были найдены неплохо сохранившиеся ископаемые мягкие ткани всеми любимой звезды Голливуда Tyrannosaurus rex. И вновь начались дискуссии о воскресении динозавров. Сообщалось, что группа ученых восстановила клетки кровеносных сосудов и мягких тканей тиранозавра. Через пару лет другая группа заявила, что восстановила коллаген.

Конечно, эти результаты были подвергнуты тщательной проверке, поскольку были сомнения и в методах исследования, и в интерпретации результатов. Анализ полученных «пептидов тиранозавра» выявил, что пять из семи принадлежали цыпленку. Теперь уже не представляется возможности узнать, какому именно.

Другие команды пытались воспроизвести результаты, и получить протеины динозавров описанным способом. Они не смогли синтезировать не то, что сам коллаген, но даже продукты его распада. В результате научное сообщество пришло к выводу, что восстановление пептидов коллагена динозавров было либо статистической ошибкой, либо результатом лабораторного загрязнения.

«Наша работа - выявление следов коллагена любого вида: как страуса, так и аллигатора. Мы вовсе не собиралась подвергать сомнению результаты предыдущих изысканий», - сказал ведущий автор новой статьи д-р Майк Бакли из Школы наук о Земле и экологии Университета Манчестера. «Но вскоре мы поняли, что наши собственные результаты говорят о том, что коллаген никак не может избежать полного разрушения под действием времени».

Коллаген является структурным белком. Это повсеместно представленная ключевая составляющая соединительных тканей тел животных. Мы используем его в медицине, для реконструктивной хирургии, костной трансплантации и косметической хирургии.

Именно здесь в нашей истории появляется страус. Ученые в поисках коллагена и ДНК от вымерших животных используют образцы от ближайших живых родственников для анализа, наряду с материалом, извлеченным из ископаемых. Для исследований динозавров давно уже используется коллаген страусов и аллигаторов. «С точки зрения эволюционной истории, оба эти вида - это вилка, в основе которой находятся динозавры, » - рассказывает Мэннинг. - «Мы ожидаем, что белки динозавров по своему строению будут находиться где-то между птицами и базальными архозаврами (крокодилами и аллигаторами)». Результаты, собранные Мэннингом и его командой, показали, что так называемый коллаген динозавров был не просто подобен этим живым видам. Он был идентичен. «Другими словами, это загрязнение».

Бакли заключил: «100% совпадение (страусиных белков) с предлагаемыми уникальными протеинами динозавров сразу же выявило некоторые проблемы с этими методиками. Необходима огромная осторожность и выполнение экстраординарных требований стерильности, чтобы получить достоверный результат.» Итак, если T. rex не был очень хорошо замаскированным страусом, мы можем теперь точно сказать, что его последовательности коллагеновых пептидов остаются неизвестными. «Некоторые белки, по-видимому, выживают на один порядок дольше, чем ДНК. Но увы, не настолько долго, чтобы мы могли надеяться создать Парк Юрского периода. ДНК, наследственный материал всех организмов, не сохраняются даже первый миллион лет после смерти.»

Почему генетический материал не выживает? Д-р Росс Барнетт, исследователь древней ДНК, так отвечает на этот вопрос: «ДНК - довольно неустойчивая молекула. Она представляет собой множество биомолекулярных кусков и кусочков, которые удерживаются вместе в живой клетке, но после смерти все это быстро ломается. Фосфатные связи, которые образуют внешние кольца двойной спирали, склонны к гидролизу (реакции с водой). Это может разделить молекулу ДНК на две части. Окисление также является губительным для ДНК. Еще один разрушающий фактор - солнечный ультрафиолет. ДНК просто стремится к самоуничтожению! "

Самая древняя ДНК, полученная до сих пор, принадлежала лошади, выкопанной из вечной мерзлоты на Юконе (Канада). Ей 735 000 лет, и это более чем на 65 265 000 лет меньше, чем самой последней известной науке окаменелости динозавра.

«Большая часть работы с древними ДНК была сделана на материале, извлеченном из вечной мерзлоты. Отрицательные температуры сохраняют ДНК намного дольше, чем что-либо еще. Но даже из заморозки можно извлечь максимум миллионнолетнюю ДНК.» - говорит Барнетт.

Лошадь с Юкона была сильно инфицирована бактериями и грибами. Благодаря сравнительному анализу с генетическим материалом современных лошадей, все же удалось выбрать небольшие частички древнего пони из целой горы ДНК микробов. Даже с таким совершенным способом хранения, как вечная мерзлота, ДНК возрастом более одного миллиона лет при их анализе оказываются бесполезными и фрагментированными.

Барнетт добавляет: «Что касается янтаря, то действуют те же временные ограничения. Все сообщения об успешном извлечении ДНК из янтаря поступали в начале изысканий, когда стерильная техника и особое внимание к контролю отсутствовало. Это усиливало вероятность загрязнений, источниками которых были либо сами материалы исследований, либо окружающая среда.

Я понимаю желание романтиков и энтузиастов вернуть в наш мир динозавров. Но этого никогда не произойдет с использованием последовательности ДНК, потому что ее не осталось. Может быть, имеет смысл сосредоточить усилия на недавно вымерших животных, таких как тасманийский тигр тилацин, разноклювая гуйя или бескрылая гагарка. Для этого у человечества найдутся более веские аргументы. Но и здесь стоит ответить сначала на вопрос, для чего нам "возвращать" этих животных? Только для того, чтобы они жили в зоопарках, а мы глазели бы на них?».

Барнетт обращает внимание на этические аспекты возрождения видов: «Мы не можем успешно разделить планету даже со слонами, что уж говорить об их вымерших родственниках мамонтах.»

«Вымирание - это основной инструмент эволюции,» - соглашается с ним Мэннинг. - «Как только какой-то вид берет верх в эволюционном плане, приходит чье-то время сойти со сцены. В среднем, вид живет на нашей планете около двух миллионов лет. Современные люди существуют 0,5 миллиона лет. Так что нам повезет, если проживем еще 1,5».

Поделиться с друзьями: